Триумф маньяков

Ну почему нам вновь нужно будет переживать этот страх — страх его выхода на свободу?! Надеюсь, что все-таки Господь приберёт его раньше…
Екатерина Мартынова, “Исповедь узницы подземелья”

2000 год, Рязанская область, город Скопин. Слесарь Виктор Мохов похищает двух девушек, Екатерину Мартынову 14-ти лет и Елену Самохину 17-ти лет, запирает их в бункере и насилует их почти 4 года. Самохина родила от маньяка двоих сыновей. В 2005 году он приговорён к 17 годам колонии строгого режима. 3 марта 2021 года он вышел на свободу. 22 марта на канале Ксении Собчак вышел часовой документальный фильм "Скопинский маньяк: разговор на свободе", который по большей части представляет собой интервью с Моховым.

Собчак — не журналист, а инструмент пропаганды

Не то чтобы мы были очень удивлены, но даже здесь Собчак играет на руку своему крёстному. Во-первых, глава Союза журналистов Владимир Соловьёв уже предложил запретить преступникам давать интервью. Такой закон криминализировал бы интервью с независимыми политиками и депутатами, и нет сомнений, что законодатели прислушаются к Соловьёву. Во-вторых, это хайп, нацеленный на возмущение людей, чтобы они ужаснулись и подумали, что смертная казнь — это не так уж и плохо (многие так и говорят после увиденного). Вполне вероятно, таким образом Собчак готовит почву для отмены моратория на смертную казнь.

Что касается самого интервью с точки зрения журналистской работы, то здесь я вынуждена согласиться с г-ном Соловьёвым: это не журналистика, а бульварная пресса в Ютубе.

Как говорится, можно вывезти девушку из “Дома-2”, но нельзя вывезти “Дом-2” из девушки. Позиция у журналиста есть всегда, осознанная или не очень, и декларировать её отсутствие — ложь.

В данном случае интервью получилось комплиментарным, сочувствующим: Собчак интересуется сексуальной жизнью маньяка, анализирует чудовищное преступление как романтическую историю, делает из мерзкого старикашки секс-символ. Вместо пользы этот фильм наносит вред, превращается в триумф маньяка и увесистое пополнение его кошелька, — а если и предостерегает людей и рождает возмущение государством, то лишь вопреки интервьюеру. И дело не в самом факте интервью с маньяком, а в унизительной позиции интервьюера, которая не несёт общественной пользы. Интервью с Моховым — это провал не только законодательства, но и журналистики.

Мохов должен сесть снова

Тем не менее, стало очевидно, что делу Мохова нужен пересмотр. Во-первых, он говорит, что одна из его жертв после него не рожала и "надо бы ею заняться". Это можно расценивать как угрозу. Этот человек не раскаялся, ему “по кайфу” внимание, он всё ещё представляет угрозу для общества. Во-вторых, пострадавшие были несовершеннолетними и судебный процесс был закрытым, так что, рассказывая о них, он нарушил закон. В-третьих, он нарушил условия административного надзора, без разрешения выехав за пределы Скопинского района для участия в шоу.

Но не это главное. Главное то, что Мохов должен сесть снова. 17 лет колонии за похищение, совращение малолетних и их множественные изнасиловании — мало. Это должно быть пожизненное или несколько — хотя бы потому, что за одно только изнасилование несовершеннолетней 131.2 УК РФ предполагает от 8 до 15 лет лишения свободы, а за почти 4 года Мохов насиловал Екатерину Мартынову более 900 раз. Квалифицировать тысячу преступлений как одно или три нелогично и несправедливо.

Защита пострадавших

Как мы видим на примере Скопинского маньяка, административный надзор за убийцами и насильниками сейчас недостаточен. Нужны охранные ордера, которые запретят преступникам разыскивать пострадавших и их близких, переписываться с ними и подсылать третьих лиц. Причём даже после тюрьмы: невозможно гарантировать, что она их исправит. Потом нужна анонимизация пострадавших от насильника при их запросе. Нужен запрет насильникам нарушать неприкосновенность частной жизни пострадавших и получать прибыль, во всяком случае полную, от их медийности.

Проблема скопинских маньяков решается не смертной казнью, а адекватными законами, работающими судами и дееспособной полицией. Высшая мера наказания — это карт-бланш для властей на расправу с неугодными.

Сейчас, чтобы убить Навального или отчитаться об устранении террористической угрозы со стороны невинных подростков, чиновникам требуются неимоверные усилия и время. При смертной казни достаточно судебного приговора.

Так же её отчасти можно решить легализацией короткоствольного оружия и разрешением подросткам пользоваться средствами самообороны, такими как перцовые баллончики. Это не помогло бы от яда, но в ряде случаев повысит шансы потенциальных жертв на спасение.

И да, я ни в коем случае не критикую крестницу президента за интервью с маньяком. Мохов — мелкая сошка в сравнении с главным маньяком страны. К сожалению, пока у нас вместо журналистики пропаганда, вместо государственных институтов труха, а граждане беззащитны, — маньяки торжествуют.

Текст: Адда Альд

© Информационное агентство «Вольница»