«Когда я там проснулся, я уже был другим человеком. Я был овощем»

Никита Забазнов — политический активист и видеоблогер из Владивостока. Его самые популярные ролики насчитывают по несколько миллионов просмотров. Весной прошлого года на своём канале он выпустил видео, в котором рассказал о мошеннических схемах психиатров в местном учреждении. Через несколько дней, во время визита Забазнова к врачу (ему нужна была справка для водительских прав), Никиту заковали в наручники и увезли в психиатрическую лечебницу.

Там его продержали месяц, принудительно вводя медицинские препараты. Ни по одному из оснований, перечисленных в Уголовном кодексе и в Законе РФ «О психиатрической помощи», Забазнова положить в лечебницу не могли — у него никогда не было психических заболеваний, ничьей жизни он не угрожал, преступлений не совершал и даже имел разрешенное оружие. Мы поговорили с активистом и узнали, каково это — быть жертвой карательной психиатрии в России XXI века.

Кадр из ролика «Какие к чёрту выборы в стране, где полиция не знает законов!?»

Что произошло в день, когда вас забрали?

Я пришел на повторный прием к психиатру. Врач, которая меня принимала, сразу начала тянуть время. Через минуту в кабинет вошли два охранника, которые перегородили собой выход. А еще через пару минут появились санитары. Они молча забрали у меня сумку с телефоном, надели на меня наручники и на скорой помощи увезли в Краевую психиатрическую больницу (г. Владивосток). 

В больнице отобрали оставшиеся личные вещи, включая видеокамеру (с нее удалили все записи, вместе с видео с походом к глав. врачу). Потом мне приказали переодеться в пижаму и ложиться в кровать. Я лёг, меня привязали к кровати и укололи. Спустя два дня повели на суд по госпитализации.

Всё произошло за считанные минуты: прием был назначен к 12, а в 12:25 я уже спал под препаратами в психушке. То есть это была заказуха, меня уже там ждали к 12-ти часам.

Мед. работники как-нибудь объяснили свои действия?

На все мои вопросы они отвечали: «Сейчас приедем, там расскажут». Я говорю: «Вы меня куда?», а они мне: «Тихо-тихо, нам тебя просто нужно доставить. Привезем, там узнаешь. Там тебе и позвонить дадут». 

Еще в кабинете врача я спросил: «Зачем вы надеваете на меня наручники, я ведь не сопротивляюсь?». На что санитар мне ответил: «Это для того, чтобы мне свои кулаки об тебя не отбивать».

Телефонный звонок так и не предоставили?

Нет, они всё время обманывали. В больнице врачи, к которым меня завели санитары, сказали: «Так, тихо, вопросы будем задавать здесь мы». Я говорю: «Дайте мне позвонить», а они такие: «Не-не-не, иди с санитарами сейчас наверх, там тебе всё дадут». Мы поднимаемся наверх, санитары подводят меня к койке и говорят: «Всё, ложись».

Что было на суде по госпитализации?

Суд прошел за пять минут, чтоб вы понимали. Я вообще не понимал, что это суд [К тому моменту Забазнову уже ввели сильнодействующие медицинские препараты, прим. ред.]. Только на последних секундах заседания я понял, что нахожусь в суде — когда мой, так сказать, государственный адвокат произнесла свою последнюю фразу: «Считаю Забазнов невиновен, его нужно отпустить».

Аудиозаписи суда не велось из-за якобы «неисправности оборудования». На самом деле аудиозаписи нет по той причине, что на судебном заседании происходило полное нарушение всех прав и свобод человека.

Кадр из ролика «Щербинский суд, приставы и полицейские с района массово кладут на Конституцию РФ»

Как проходило ваше заключение в психиатрической клинике?

В больнице был трехразовый приём пищи, давали три таблетки в день. Ты мог отказаться от еды, но не от лекарств. Отказываешься пить таблетки — их запихивают насильно. Могут в жидком виде, через капельницу, после того, как санитары привяжут тебя к кровати. А могут в виде порошка. Я в больнице не сопротивлялся, потому что — какой смысл усугублять своё положение? Я себя ощущал заложником.

Первые полторы недели я спал, пил таблетки, получал укол и снова спал. Следующие десять дней я спать перестал — не мог. Последнюю неделю, когда поднялась шумиха, меня перестали колоть, перестали давать таблетки. Даже прокапали капельницей, вымывая эту всю фигню.

Какие препараты вам вводили?

Не знаю, вроде бы нейролептики. Об этом история умалчивает.

В каких условиях вы содержались? Долго вы были привязанным?

Для меня кровать поставили посреди коридора. На этаже там человек 120, в одной палате человек 30. Привязывают к кровати там только в первый день. На следующий день, когда я там проснулся, я уже был другим человеком. Я был овощем, вернее.

Самое главное — первый раз уколоть. А потом уже, под воздействием психотропных веществ, ломается воля. Ты становишься полностью подчиняемым.

Вам говорили, когда вас освободят?

Нет. Мне говорили, что, мол, через 3 месяца будет переаттестация, мы тебя посмотрим, потом можем еще на три месяца продлить. Там никто не общался, все [мед. работники] закрывались за железными дверьми. Именно это и пугает, именно это и заставляет подчиняться и беспрекословно выполнять все указания.

Как вы себя чувствовали после выхода?

Полгода было ощущение как будто «с бодуна»: была слабость, быстрая утомляемость, не мог на чем-то долго сосредоточиться, уставал. В течение месяца после выхода было мутно в глазах.

Долгоиграющие последствия были?

Последствия следующие: психологическая травма на всю оставшуюся жизнь. Я до сих пор боюсь машин скорой помощи. Врачей я боюсь больше, чем кого-либо. Врачи — это, оказывается, твари из тварей, каких еще поискать надо. В общем — я сокрушён. Я больше не вижу смысла вообще к чему-то стремиться и пытаться что-то изменить, когда по щелчку пальцев приедут двое в белых халатах и могут закрыть тебя и заколоть, сделать овощем.

Никита Забазнов после освобождения из психиатрической лечебницы

У вас был какой-то официальный диагноз?

Паранойяльное расстройство личности. Прикол в том, что клали в больницу меня с шизофренией, а выписывали с паранойяльным расстройством. Это еще раз подтверждает то, что дело наспех сфабрикованное.

У меня все было как у Игоря Горланова, за исключением того, что меня доставляли не менты, и в бок меня никто не бил.

Игорь Горланов — активист из Новокузнецка. Из-за пикета у администрации президента, Гарланов был задержан полицией и доставлен в ОВД. Оттуда его увезли на скорой в психиатрическую лечебницу без объяснения причин. Там в общей сложности Гарланова продержали месяц, постоянно накачивая медицинскими препаратами. Читайте об этом в материале ОВД-Инфо: «Изъятый государством: в психбольницу за бессрочное пикетирование администрации президента».

Есть ли успехи с обжалованием принудительной госпитализации?

В данный момент мы отсылаем жалобу в Европейский суд по правам человека. Везде решение суда оставили в силе. Также ни мне, ни моей маме до сих пор не дали ознакомиться с моей медицинской картой. То есть они мне говорят: мы не будем тебе говорить, человек, что мы про тебя пишем.

Вы обращались в органы по поводу мошенничества со стороны психиатров. С этого, собственно, и началась вся история. Пришёл ли какой-нибудь ответ?

Я обратился в прокуратуру, но прокуратура перенаправила мое обращение в Министерство здравоохранения Приморского края. А Минздрав сказал, что психиатры действуют в рамках закона, отправляя людей на дополнительное обследование.  

Возвращаясь к разговору о последствиях: вот сейчас я в Москве и могу написать заявление в ФСБ. У меня до сих пор имеются, по сути, все аудиозаписи и доказательства. Но я боюсь. Боюсь, что меня снова посадят в эту дурку. Просто боюсь.

У меня в личном деле, в объяснениях о том, почему меня сочли сумасшедшим, врачами было написано: «Забазнов требует отставки Президента Российской Федерации». Для чего там это написали? Как мне видится, это их такой сигнал всем следующим инстанциям: прокурорам, адвокатам, судьям. Чтобы им показать, что с этим фруктом, по имени Никита Забазнов, можно делать всё, что хочешь. Он ведь против Путина, а если он против Путина, значит Путин нас прикроет. Поэтому «работайте, братья!».

Фото со страницы «Вконтакте» Никиты Забазнова

Автор: Константин Перепёлкин