Самый главный террорист

Кажется, мы все уже привыкли, что за любым политически значимым действием в России (будь то организация митинга или просто видео на YouTube) неизбежно следует, цитируя Виктора Золотова, "ответочка" от государства. "Ответочка" такая же подлая и противозаконная, как и в местах отбывания лишения свободы, из жаргона которых глава Росгвардии и взял это словечко.

Штрафы, аресты, сфабрикованные протоколы с митингов и пикетов стали нашей печальной реальностью, и с каждым годом среди политических активистов всё сложнее найти того, кто не имел бы за спиной хоть одного приговора по 20.2 КоАП РФ ("Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования").

Однако людей, борющихся за свои права, не так легко испугать штрафами и «сутками» в СИЗО, и потому неповоротливому Левиафану, неспособному уже вылезти из созданной им порочной системы, приходится изобретать всё новые способы давления на политических оппонентов.

Именно поэтому всего за неделю до Нового года Роспотребнадзор под липовым предлогом закрывает "Новую Искренность" Михаила Светова и Ярослава Конвея, испугавшись встречающейся там Либертарианской партии России и организовавшей там корпоратив "Открытки".

Поэтому же Госдума, прежде чем уйти на каникулы, приняла очередной пакет репрессивных законов, по которым в тюрьму можно посадить и заявляющую о насилии женщину, и агитатора за независимого кандидата.

Именно из-за того, что спрятавшийся в бункере старик панически боится людей на площадях, Либертарианской партии России по всей стране отвечают отказом на заявки о проведении митингов в начале января, причём отказывают даже в тех регионах, где не введены коронавирусные меры, ограничивающие свободу собраний.

Более того, напуганные месяцами протестов за освобождение Сергея Фургала, власти Хабаровска отправили своих цепных псов запугивать активистов ещё до того, как официально ответили им отказом: заявителям из ЛПР позвонили из местного отделения полиции, угрожая административным делом в случае, если заявители не откажутся от идеи проведения митинга против репрессивных декабрьских законов Госдумы. "Действуем на опережение" – наверняка отчитались они перед начальством.

Свой комментарий об этой ситуации дал для Вольницы Председатель Хабаровского регионального отделения Либертарианской партии России Артём Мозгов:

Полицейское давление на активистов растет с каждым днем. Если раньше достаточно было получить от мэрии отказ, то теперь "правоохранительные" органы заранее угрожают административными делами, даже не дождавшись официального ответа. Бюрократическая машина настолько разрослась, что порождает абсолютно бесполезные, а в условиях пандемии еще и опасные процедуры, существующие только для унижения и демонстрации превосходства над обычными гражданами, не прикованными к "кормушке".

Однако на этом попытки силовиков превентивно оштрафовать всех попадающих в их поле зрения активистов не закончились. 28 декабря они по этой же логике задержали членов Либертарианской партии России и журналистов Вольницы Андрея Булкина и Владимира Кашпурова.

Молодые люди собирались развернуть плакат у здания ФСБ на Лубянке, однако заметившие собирающихся у места проведения акции журналистов силовики решили не ждать начала самой акции, и задержали активистов ещё в тот момент, когда те подходили со свёрнутым плакатом к стене здания.

Фото: Илья Круцких

Ну а чтобы окончательно запугать протестную общественность, вместе с ними в автозак затолкали и снимавших акцию на камеру членов ЛПР и Гражданского Общества Виктора Цизмана и Илью Круцких. В личных вещах молодых людей провели принудительный досмотр без привлечения понятых, однако ничего криминальнее жёлто-змеиных либертарианских флагов так и не обнаружили.

Все четверо просидели в ОВД до поздней ночи и были отпущены с протоколами по 20.2 ч.5 КоАП РФ, а несовершеннолетнего Илью отправили ещё и на беседу с комиссией по делам несовершеннолетних.

Однако запугать активистов силовикам, как всегда, не удалось. Из всех событий этого дня они охотнее всего рассказывают о том, как один из псов режима составлял протокол на найденные в ходе досмотра флаги, почти дословно повторив бородатый анекдот "Как переводится I don’t know?":

- Как переводится "Don’t tread on me”?

- "Не дави на меня".

- Я на тебя не давлю. Фраза как переводится?

Плакат, который активисты планировали развернуть у стен ФСБ, гласил "Государство – террорист", и в свете последних событий с этим просто невозможно не согласиться.

Автор: Мария Дориан

(с) Информационное агентство "Вольница"