Как воспитывалась ненависть

Все мы когда-либо задумывались о том, что происходит в головах у силовиков, занимающихся политическими делами. Как человек из, наверняка, обычной семьи "пришёл" к нападению на стариков, преследованию людей за мнения, подлогам и лжи, нося при этом форму, казалось бы, стража порядка?

Попробуем разобраться.

Некоторое время назад автор данной статьи работал продавцом в магазине Евросеть. Суть деятельности сводилась к борьбе со статистикой: экономические стимулы и завышенные планы вынуждали многих пользоваться грязными методами для продажи нужного количества сим-карт, аксессуаров, страховок и проч. Перечислять нечестные методы продаж можно бесконечно, и если вас заинтересовала эта тема, то более подробные рассказы о таких махинациях можно найти в выпусках про Евросеть и МТС на YouTube-канале Все работы хороши.

Главный же опыт, который человек неминуемо выносит с такой работы - это опыт ненависти к человечеству. Своей системой планов крупные торговые сети наносят работникам серьёзную психологическую травму, и даже после увольнения человеку требуется некоторое время, чтобы избавиться от привычки ненавидеть.

Имея подобный "бесценный" опыт, нетрудно заметить, что поведение силовиков во многом походит на поведение продавцов телефонов. Так, во время обысков по "делу ФБК" в 2019 году силовики выпытывали пароли от устройств, давая лживые обещания, пытались обманом получить у сотрудников подписи на различные соглашения, а потом - хвастались между собой количеством проведённых обысков, будто речь об оформленных кредитах на IPhone.

Затем, в 2020 году, был вынесен обвинительный приговор фигурантам нашумевшего дела "Сети", о процессе фабрикации которого журналисты 7х7 выпустили фильм "Как (не)стать террористом". Журналисты Медузы же заявили и о мотивах этой фабрикации - нежелании ФСБ передавать громкое дело в СК.

Журналисты «Медузы» Максим Солопов и Кристина Сафонова выяснили, что некоторые фигуранты пензенского дела «Сети» могут быть причастны к убийству. ФСБ, по нашим сведениям, знала об этом, но не передала материалы в Следственный комитет — видимо, не желая делиться громким делом.

Подобным образом, по воспоминаниям автора этой статьи, ругались между собой и продавцы Евросети, желая заполучить богатого клиента.

Как и в магазинах сотовой связи, у силовиков есть экономический стимул вести себя подобным образом, своеобразный аналог планов по продажам - система «АППГ+1», называемая в народе палочной. Она была введена в 2002 году, и её суть заключается в достижении статистической динамики по разным показателям. Иными словами, чем больше цифра по сравнению с предыдущим периодом - тем лучше.

Кандидат социологических наук Е.С. Бердышева в своей публикации "Палка о двух концах" описывает недостатки системы следующим образом:

Главная проблема в полиции состоит в том, что цель руководителя — это не борьба с преступностью, а борьба со статистикой, подгонка системы оценки под нужные показатели.<...> Лишения, которые влечет за собой негативная динамика показателей, в форме нивелирования премий сотрудникам и т.п. делают изначально второстепенный по своей сути вопрос получения «палок» основной целью деятельности.<...> Сотруднику милиции становится выгоднее раскрывать или предотвращать наиболее простые виды правонарушений, которые позволяют демонстрировать хорошие количественные показатели в отчетах. А сложные, требующие больших временных и физических затрат правонарушения обычно остаются нераскрытыми.

"Палочная система" критикуется с начала 2010х годов, и не только гражданским обществом, но и провластными структурами. Так, государственная Общественная Палата в 2012 году выпустила доклад, где критикует АППГ+1 за снижение значимости прав и свобод человека в России. Даже руководство МВД заявляло, что система дискредитировала себя, и от неё нужно отказаться.

Попытки отказа от палочной системы предпринимались в 2010, 2012, 2017 и 2018 годах. Увенчались ли они успехом? Очевидно, нет, ведь и по сей день выходящие в отставку полицейские призывают руководство и бывших сослуживцев отказаться от "палочной системы".

При этом в России силовые структуры, безусловно, являются привилегированной частью общества. Случайное прикосновение к работнику органов правопорядка в подавляющем большинстве случаев интерпретируется как нападение, силовики получают значительно более мягкие наказания за преступления по сравнению с обычными гражданами, ведут себя более дерзко, позволяя себе высказывания в духе "да пусть приезжают, я сам из полиции". Список этих привилегий постоянно расширяется, а аппетит силовиков только растёт.

Ужас коллаборации системы, воспитывающей мизантропию, и широких полномочий и привилегий её верных псов очень тяжело описать словами, но, к сожалению, слишком легко увидеть в городах России. Её результатом стал целый класс развращённых абсолютной властью людей с серьёзными психическими проблемами, людей, патологически неспособных отказаться от насилия.

Безусловно, в России будущего тех, кто совершал преступления, необходимо будет люстрировать и подвергнуть беспристрастному судебному разбирательству, но важно не забывать и о "курсе реабилитации" для тех сотрудников силовых структур, что не были напрямую замечены в преступлениях - скорее всего, они нуждаются в психологической помощи.

Полицейский не должен действовать как своеобразный продавец телефонов, законно стреляющий в клиента за отказ от покупки чехла. Деятельность полицейского должна походить на деятельность системного администратора, следящего за тем, чтобы проблемы не возникали, а не создающего сбои ради увеличения статистики их устранения. Но при возникшей при Путине и бесконечно отменяемой при нём же "палочной системе" - такие перемены в работе полицейских невозможны.

Автор: Андрей Макаров

(с) Информационное агентство "Вольница"