Авторское право должно умереть

Я критически отношусь к явлению интеллектуальной собственности. Причин для занятия такой позиции много, и аресты и штрафы за пиратство - лишь верхушка айсберга. Этот, казалось бы, друг всех изобретателей и артистов нередко бывает партнёром машины репрессий и вымогателей в законе.

Замедлитель прогресса, инструмент отъёма прибыли через государство, неуклюжая для юридического закрепления концепция - всем этим является интеллектуальная собственность. А самое главное, что для понимания всего этого достаточно прочитать всего одну книгу - Ф. Фогельштейн "Как поссорились Apple и Google и, затеяв войну, начали революцию", примерами из которой я и буду защищать свою позицию.

Замедлитель прогресса

Книга Фогельштейна рассказывает о том, как два IT-гиганта - Apple и Google - дружили против фактически монополиста на рынке ПК - Microsoft, но после появления первых iPhone и смартфонов на Android рассорились и устроили масштабную войну платформ. Стив Джобс и Apple сразу стали угрожать судом за "воровство концепций".

Сперва Джобс лично урезал функциональность устройства, созданного в партнёрстве с Google:

Мало того что Джобс перечислил, какие именно свойства нужно было исключить из телефона G1. В некоторых случаях он даже подробно расписал, как именно это надо делать. Так, Android довольно давно предлагал пользователям возможность создания персонализированного механизма разблокировки телефона с помощью индивидуального узора, который пользователь мог нарисовать на квадратном поле из 9 точек (как минимум ему нужно было объединить между собой три точки). Однако Джобс настоял на том, что этот механизм разблокировки телефона слишком сильно напоминает механизм «slide to unlock», запатентованный для iPhone. «Поэтому, чтобы успокоить Apple, нам пришлось изменить механизм, и теперь для разблокировки телефона требовалось провести пальцем не через три, а через четыре точки», – рассказывал один старший инженер Android.
Первая попытка оказалась хорошей, но сравнивать G1 с iPhone было все равно, что сравнивать Kia с Mercedes. У него имелся тачскрин, однако практически бесполезный вследствие того, что Google исключила все мультитач-свойства.

Впрочем, менее чем через 2 года запретную функциональность получила новинка Nexus One, а также уже выпущенный Motorola Droid. Это и стало последней каплей для Apple.

Хотя Джобс и настаивал на том, что Android ворует концепции iPhone, это утверждение всё же является спорным. Например, Боб Ли из Android утверждает, что многие новые решения для рынка мобильных телефонов, которые принято считать инновацией Apple, встречались и ранее, просто не получили широкого распространения, потому что было рано:

Движения пальцами для масштабирования (зума) – достаточно очевидная вещь, и Apple была не первой, кто такое сделал. Если вы вернетесь в прошлое, как поступили мы, то найдете там и эксперименты Sun с мобильными устройствами в 1990-х, и Microsoft Surface (первое устройство с названием Microsoft Surface появилось в 2012 году, скорее всего, имелся в виду безымянный планшет на Windows XP, показанный Биллом Гейтсом в 2002 году - прим. моё, А.М.). <...>
Почему наша технология так сильно напоминает iPhone? Думаю, что это связано с общим путем, по которому развиваются технологии. Почему никто не делал большого тачскрина, пока не появился iPhone? Они были слишком дорогими. Так что штука совсем не в том, что iPhone вдруг возник на рынке и все решили, что им стоит делать то же самое. Вся отрасль думала над этими вопросами в течение длительного периода времени. Просто в какой-то момент наши фантазии стали реализуемыми.

О деталях судебного разбирательства мы поговорим в будущих главах, а пока я покажу, как Apple используют тактику собаки на сене в области патентов. Один из их юристов признался, что в Купертино старались запатентовать всё подряд и получать отчисления на основании "мы первые придумали". Впрочем, ухудшение продукции конкурентов Apple тоже устраивает.

«По сути, мы пытались запатентовать все, что только возможно, – сказал один из юристов Apple. – И мы пытались запатентовать это всеми различными и доступными способами, даже если не были на сто процентов уверены, что идея найдет свое отражение в продукте», – поскольку такое поведение не позволяло никакой другой компании запатентовать идею, которую первыми придумали в Apple.

Подобный подход приносит свои плоды: например, все безрамочные смартфоны на Android имеют непропорциональный "подбородок" и ничего не могут с этим поделать.

Помимо Apple существуют и другие компании, тормозившие развитие с помощью авторского права. Например, Amazon не давала интернет-магазинам становиться удобнее:

Одним из самых знаменитых и противоречивых примеров является кнопка «Купить сейчас с помощью 1-Click» на сайте Amazon.com. У Amazon имелся патент – а это значило, что любой веб-сайт, который хочет дать потребителям возможность что-то купить с помощью единственного нажатия на кнопку, должен платить Amazon лицензионные отчисления.

Одна простая кнопка стала недоступной для энтузиастов, которые не могут себе позволить лицензию от Amazon. Компания имела прибыль даже с рынков, на которых отсутствует до сих пор. И неизвестно, сколько бы мы мучились, если в 2006 году одному человеку не стало скучно.

В 2006-м он (патент на кнопку «Купить сейчас с помощью 1-Click» - прим. моё, А.М.) был оспорен в новозеландском Окленде энтузиастом в области патентного права и актером, создавшим изображение для патентной заявки компании DigiCash (поданной за год до патента Amazon). Этот человек, Питер Калвли, рассказал репортерам, что решил оспорить патент, потому что ему было скучно.

Легализованный грабёж

Хотя Apple вела войну с Google, судебные иски подавались против производителей устройств на Android - HTC, Motorola, Samsung. Глава 8 «Мистер Куинн, прошу вас, не заставляйте меня вас наказывать» уделяет внимание разбирательству с корейской компанией.

Apple прямо заявляют, что благодаря смартфонам Galaxy они заработали меньше желаемого, и поэтому хотят прибыль Samsung себе.

Деятельность Samsung привела к падению продаж продукции Apple. Она принесла Samsung свыше 2 миллиардов долларов прибыли – прибыли, заработанной (как продемонстрируют доказательства) с использованием нашей (Apple) интеллектуальной собственности.

Однако даже у флагманских iPhone и Galaxy S разная целевая аудитория. Вряд ли человек, который хочет смартфон с открытой системой, большим экраном и с широкими возможностями настройки, купил бы четырёхдюймовый iPhone с закрытой iOS и неразборным корпусом. И напротив: человек, который хочет себе надёжный и премиальный телефон, вряд ли взял бы пластиковый Galaxy с неоптимизированной и перегруженной Android и TouchWiz. И давайте не забывать, что iPhone не были на рынке более дешёвых телефонов, а Galaxy - были. О какой упущенной прибыли Apple идёт речь?

Тем грустнее видеть удовлетворённый иск в пользу Apple и взысканный миллиард долларов. Мне, человеку, который ненавидел линейку Galaxy 7 лет подряд, и который в своё время очень сильно хотел iPhone 4s, не позволяет моральный компас вставать на сторону Apple.

Юридические нюансы

Судебное разбирательство между Apple и Samsung было интересно и в качестве театральной постановки. Попытки вытянуть показания об идентичности и различиях смартфонов сопровождались комичной, нелепой изворотливостью участников процесса.

Во время перекрестного допроса трех свидетелей от Apple представитель Samsung Чарльз Верховен смог вытащить из них – в частности, из Стрингера – признание в том, что телефоны Samsung имеют иной экран при включении и что у них есть четыре виртуальные кнопки для навигации между программами, в то время как у iPhone – всего одна физическая кнопка.
Верховен: «Помните ли вы, имелись ли у телефонов Samsung, относительно которых вы высказывали свое мнение и давали показания перед жюри, четыре программные кнопки в нижней части?»
Стрингер: «Мне доводилось видеть множество телефонов Samsung. Я не помню точных деталей относительно программных кнопок».
Верховен: «То есть вы не помните, были ли у них кнопки в нижней части?»
Стрингер: «Как я уже сказал, я видел много телефонов Samsung. Я не знаю, насколько они идентичны с точки зрения расположения кнопок в нижней части».
Верховен: «Доводилось ли вам когда-нибудь видеть телефоны Samsung, имеющие четыре программные кнопки в нижней части?»
Стрингер: «Я бы хотел, чтобы вы показали мне конкретный телефон. Это может быть вопрос с подвохом, и у меня нет ответа».
Верховен: «Я лишь спрашиваю вас, доводилось ли вам видеть телефон Samsung, имеющий четыре программные кнопки в нижней части?»
Стрингер: «Если бы вы показали мне телефон, то я мог бы определить, есть ли у него четыре кнопки».
Верховен: «Я спрашиваю вас не об этом, сэр. Мой вопрос состоит в следующем: доводилось ли вам видеть телефон Samsung, имевший четыре программные кнопки в нижней части?»
Стрингер: «Я не могу точно сказать, сколько их там, три или четыре. Я просто не помню».
Верховен: «Доводилось ли вам видеть телефон или смартфон, имевший четыре программные кнопки в нижней части?»
Стрингер: «Вполне возможно».
Верховен: «Находили ли вы их прекрасными?»
Стрингер: «Совершенно очевидно, что воспоминания о них не задержались у меня в голове».
Верховен: «Хорошо. В своих показаниях вы рассказали о кнопках и о том, что иногда создаете до 50 различных моделей кнопки (в процессе конструирования). Вы помните это?»
Стрингер: «Так и есть».
Верховен: «Сколько моделей с кнопкой “Домой” вы создали?»
Стрингер: «Не могу назвать вам точную цифру, но уверен, что их было много».
Верховен: «Больше десяти?»
Стрингер: «Вполне вероятно».
Верховен: «Больше ста?»
Стрингер: «Скорее, нет».
Верховен: «Как бы вы сами оценили их количество?»
Стрингер: «Не могу давать оценку, поскольку я не знаю».
Верховен: «Вы работали с разными моделями кнопки “Домой”?»
Стрингер: «Да».
Верховен: «А почему вы изготавливали так много вариантов кнопки “Домой”?»
Стрингер: «Чтобы получить самый правильный результат».
Верховен: «Поскольку даже небольшие детали имеют значение, не так ли?»
Стрингер: «Вы совершенно правы».

Однако разбирательство между производителями смартфонов - далеко не первый прецедент в истории. В первой главе мы уже рассматривали Amazon, всего одним патентом тормозившая развитие интернет-магазинов по всему миру. Давайте посмотрим и на другие примеры.

Представьте, что вы сделали открытие, но из-за юридической неграмотности ваше изобретение стало принадлежать другому человеку.

В 1950-х годах изобретатель лазера Гордон Гулд был незнаком с процессом оформления патента. Вместо того чтобы тут же подать заявку на свое изобретение, Гулд просто заверил у нотариуса книгу, в которой были записаны его идеи. Ко времени подачи им заявки его собственные идеи уже оказались запатентованы другим физиком, Чарльзом Таунсом. Гулд потратил следующие 30 лет на попытки аннулировать патенты Таунса и получить юридические права на лазерную технологию.

Нужно нанимать профессионального юриста или самому изучать законы? Хорошо, а если ошибку допустили служащие патентного бюро? Причём на оплошность чиновников в дальнейшем будут опираться суды.

На протяжении 10 лет Александр Грэйам Белл и Элиша Грей боролись за право называть себя изобретателем телефона. <...> Белл и Грей представили свои патенты в USPTO в один и тот же день – однако заявка Белла была пятой, а заявка Грея – тридцать девятой. Чиновники USPTO проигнорировали тот факт, что условия заявки Грея были составлены так, что документ Белла следовало исключить из общей очереди, а затем провести детальное сравнение обоих документов. Несмотря на почти 600 исков, поданных вследствие этой ошибки, суды раз за разом вставали на сторону Белла.

Благодаря интеллектуальной собственности ключевым фактором становится не качество технических решений, не умение торговать, а талантливый юрист, способный запатентовать что угодно или оспорить любой патент. Такой же вывод делает и Фогельштейн:

<...> на практике вы не можете быть успешным предпринимателем без контакта с юристами, защищающими ваши идеи. И юристы должны уметь не только обороняться с помощью безукоризненных патентных заявок, но и играть в агрессивные игры с патентной системой – если хотите, играть в нападении. Несмотря на общепринятое представление относительно патентов, почти любое изобретение может быть запатентовано при должных усилиях юристов. И любой патент можно оспорить в суде – на практике так происходит довольно часто.

Что делать?

Я вижу несколько путей решения проблем в сфере авторского права. Прежде всего, плоды умственного труда можно защитить в частном порядке: защищённое хранилище для технических спецификаций, собственное производство, грифы секретности. Именно так, к слову, и разрабатывался не только первый iPhone, но и даже Android, чем были смущены сотрудники других отделов Google, которые могли ходить куда угодно и помогать любым проектам.

Можно пойти и по более контр-интуитивному пути, выложив исходники в открытый доступ, заработав таким образом себе имя. Наработки конкурентов будут основаны на технологии первоначального изобретателя, и их будет проще интегрировать себе. Помимо этого, можно оказывать услуги по расширенной поддержке продукта, а можно и вовсе пойти преподавать. Как видите, пути монетизации существуют в любом случае.

Существует и более компромиссный вариант: частная лицензия. Отличие заключается в эксклюзивности права использования только в рамках конкретной юрисдикции. Такое решение не позволило бы той же Amazon мешать развитию рынков, на которых даже не присутствует, конкуренция повысилась, а в месте с ней и качество продуктов.

Автор: Андрей Макаров

(с) Информационное агентство "Вольница"